Русь Былинная
Поиск по сайту
Всё о деяниях славных русичей и их соседей

Наш опрос
Читаете ли вы материалы группы Руси Былинной Вконтакте?
Всего ответов: 984

Главная » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ » ЛЮДИ ЭПОХИ

Святослав Хоробрый

 

Святослав Игоревич  - князь, оставивший в истории русского государства один из самых ярких следов. Он находился в должности правителя Киевской Русью всего восемь лет, однако успел сделать немало. Настолько немало, что восемь лет запомнились на многие столетия – именно о свершениях Святослава Хороброго (Храброго) мы будем говорить в данном материале. 

Любой современный историк скажет вам, что князь Святослав – это образец истинной доблести ратника и мужества, который можно поставить в пример любому русскому человеку. На такого правителя не стыдно равняться, ему не стыдно подражать. 

Впервые имя Святослава появилось в русских летописях в 946 году. Ему тогда было три года, и упоминался он, в связи с гибелью собственного отца, Игоря, в земле древлян. В летописях сохраняется описание поведения Ярослава. Невзирая на детский возраст и, мягко говоря, неспособность сражаться со взрослыми воинами, он выехал перед киевскими полками. И бросил настоящее боевое копье в сторону вражеской армии. Фактически, это означало начало битвы с восставшими древлянами. Не важно, что копье упало тут же, у ног его коня, важен сам факт. Святослав умудрился позиционировать себя не как трехлетнего княжича, но как князя. Не как мальчика, но как Воина. 

Летопись упоминает слова, произнесенные старыми опытными воеводами:"Князь уже почал. Потягнем, дружино, по князи!". То сравнение было выиграно и стало фактически первым сражением, начатым Святославом в его жизни.

Святослава с детства воспитывал наставник по имени Асмуд из варягов. Именно его науке будущий князь обязан своими умениями держаться в седле так, чтобы его невозможно было выбить. Именно Асмуд обучил Святослава оставаться в бою и на охоте лидером, первым достигать цели. Именно от своего наставника Святослав перенял такие важные и нужные умения, как маскировка в голой степи и в лесу, а также навык управления ладьей.

Очевидно, когда княгиня Ольга избрала Асмуда наставником для Святослава, она сделала лучший выбор из всех возможных. В итоге мальчик вырос и стал истинным воином. Для того, чтобы Святослав мог не только постоять за себя, но еще и встать во главе дружины, воевода Свенельд взялся обучать его искусству полководца. Впрочем, если бы изначально Святослав не был бы талантливым стратегом и гениальным тактиком, обучение вряд ли дало бы столь впечатляющие результаты. А так – Свенельду лишь потребовалось огранить алмаз таланта князя, разъяснить ему тонкости и хитрости науки сражений. 

 

 

Многие летописцы отмечают яркость и самобытность полководческого стиля Святослава. Он интуитивно воспринимал настроение, царящее на поле битвы, до начала сражения и во время него. Он обладал способностью убедительно и кратко говорить, вселяя в своих воинов мужество, и неоднократно подавал им пример своими действиями. Святослав также неоднократно предугадывал, как поступят враги, и какие действия они еще только собираются предпринять. 

Был один особый урок, который Святославу довелось извлечь из наставлений, данных ему воспитателями-воеводами. Они рекомендовали князю всегда быть заодно с его дружиной. И именно этот совет стал причиной, по которой Святослав не принял предложение Ольги, которая хотела крестить его в христианство. Сама она приняла эту религию в 855 году. Однако дружинники Киева следовали старой дохристианской Вере, почитали Бога-воина Перуна, против новой религии выступали весьма решительно, так что у Святослава не осталось особенного выбора. Он остался един с витязями. 

Далее, летописи упоминают момент, когда Святослав вырос, и превратился в того самого могучего богатыря, каким мы привыкли видеть его на картинах.  Став полноправным князем, он принялся собирать под свое начало большое количество храбрых воинов. Он двигался мягким кошачьи шагом (в старинных писаниях упоминается словечко «пардус», то есть, большой, смертельно опасный кот, известный сегодня как гепард или ягуар), постоянно странствовал со своей дружиной, одерживал победу за победой.  

Примечательно, что нет ни единого свидетельства о том, что Святослав и его войско возило с собой запас провианта в возах или варило пищу в котлах. В походах князь питался жареным на углях мясом, спал под открытым небом, положив под голову седло. 

Всего Святославу довелось совершить два по-настоящему значимых похода в своей жизни. Первым был разгромный поход против огромного государства Хазария, известного своей хитростью, хищностью и коварством. Тогда Хазарский Каганат владел территориями от Кавказских хребтов и до Заволжья. Второй же поход был предпринят против дунайских болгар. А после того, как Святослав объединился уже с болгарами, он отправился громить Византию. 

 

 

Первый поход

Однако попробуем говорить обо всем по порядку. Начать стоит с того, что еще в 914 году дружина отца Святослава была уничтожена в Хазарии, на берегу Волги. Игорь в те времена пытался сделать более безопасным торговый путь вдоль волжских берегов. Возможно, именно желание убить двух зайцев одним метким броском копья и подвигло Святослава отправиться в исторический поход. Это было вполне логично, он одновременно планировал отомстить за отца, и закончить дело, начатое им. 

Святослав со своей дружиной покинул Киев в 964 году, поднялся по Десне и появился в землях вятичей. На тот момент это было одно из самых больших племен славян. И самым доходным для хазар, так как вятичи платили каганату дань. 

Святослав, разумеется, не стал трогать вятичей и разорять их селения. Он лишь выдал их главам и правителям наказ: не платить более дани хазарам, а платить ее Киеву. После чего, войско Святослава вышло на Волгу и отправилось против русских врагов. В списке значились не только хазары, но также и волжские булгары и буртасы. Решающее сражение произошло возле Итиля. Именно так называлась столица каганата хазар. В летописях отчетливо задокументировано, что полки Киева не просто разбили, но обратили в бегство хазарскую армию. После этого сражения, Святослав отправился против остальных данников. 

Поход продолжался ни много, ни мало, около четырех лет. Князь побеждал во всех битвах до единой, крушил врагов безжалостно, захватил Итиль и взял несколько весьма укрепленных крепостей. Среди них донской Саркел и Семендер, что на Северном Кавказе. В конце концов, Святослав решил, что берега Керченского пролива могут стать подходящим местом, чтобы основать здесь форпост для обозначения русского влияние. Именно там был основан город, под названием Тмутаракань. Впоследствии, он стал центром одноименного княжества.  

Исполнение долга

После этого победоносного и убедительного похода, Святослав вернулся в Киев. Однако ему не сиделось в родной столице. Он выступил в новый поход уже через год, в 968-м. И в этот раз войско князя направилось в сторону далекого голубого Дуная, так как целью экспедиции были болгары. Существует информация, что цель была выбрана, скажем так, не случайно: пункт назначени Святославу подсказал византийский посол Калокир. Тот предполагал, что если столкнуть лбами два народа, опасных для византийской империи, то они истребят друг друга, и Византия сможет жить припеваючи. В летописях даже осталось упоминание о том, что Калокир передал Святославу в качестве «благодарности» за помощь пятнадцать кентинариев золота. В пересчете на современные единицы измерения, это около 455 килограмм.  

Однако было бы ошибкой считать, что рейд Святослава против дунайских болгар был операцией наемников. Дело в том, что еще князь Игорь заключил в 944 году договор с Византией о взаимопомощи. И с князя Святослава обязанностей исполнения этого договора никто не снимал. 

 

 

Святослав, впрочем, не рассчитывал встретить на Дунае серьезное сопротивление, об этом свидетельствует небольшой размер воинства, которое он взял с собой. Всего лишь десять тысяч человек. 

Впрочем, история сохранила немало свидетельств того, что русские полководцы берут не количеством, а силой духа. Ярослав спустился в Черное море по Днепру и провел стремительную атаку болгар, которые прибыли в количестве, троекратно превышающем воинство Святослава. Исход сражения предсказуем. Киевский князь разгромил супостата, загнал оставшихся в живых болгар в крепость под названием Доростол, после чего пошел и взял город Малую Преславу. Любопытно, что из уст самого Святослава звучало другое название этого населенного пункта – Переяславец. Позже город стал новой столицей Святослава. 

Киевский князь заставил объединиться в сражении против себя и вчерашних друзей и сегодняшних врагов. Царь Петр, правивший болгарами, вступил с византийским императором Никифором Фокой в тайный сговор, в лихорадочной попытке хоть как-то остановить непобедимого Святослава. Фока, недолго думая, подкупил печенегов, которые охотно согласились напасть на Киев, пока Святослав отсутствует. 

Атака на Киев

В истории осталось упоминание об отчаянной и весьма кровавой битве, которую выдержал Киев. Натиск печенегов ослабел лишь в тот момент, когда на выручку глубокой ночью пришло небольшое воинство воеводы Претича. Печенеги в страхе отступили, решив, что это явился авангард Святослава. 

Дальше случилось то, что должно было. До отсутствующего князя долетело послание киевлян: "Ты, князь, чужую землю ищешь и бережешь ее, а свою покинул, чуть было не забрали нас печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придешь и не защитишь нас, и снова нас возьмут, то неужели тебе не жаль ни матери старой своей, ни детей твоих". 

Святослав вынужден был вернуться в Киев. Надо думать, вернулся он в прескверном настроении, поскольку его дружина (доселе уже победившая троекратно превосходившее по численности войско болгар) настигла печенегов. Разгромила их и прогнала далеко в степь и запретила им возвращаться. 

 

 

С той поры на русской земле воцарился мир и покой, по крайней мере, на какое-то время. Однако князю Святославу этого было мало. Он был воином и искал битвы, так что в итоге не выдержал и попросил, чтобы Ольга отпустила его в Переяславец. Он сказал, что именно там «средина земли» его. К тому же, была и вполне резонная объективная причина: от греков в город стекалась дань золотом, вином, овощами и тканями, а от чехов и венгров – конями и серебром. Из Руси же в Переяславец слали меха, мед, воск… Словом, этот город быстро становился важным торговым центром и новой столицей Святослава. 

Ольга к тому времени была уже давно и серьезно больна, так что попросила сына, чтобы он никуда не уходил, пока не похоронит ее. А после позволила ему идти, куда захочет. Три дня спустя княгиня умерла. После похорон Святослав разделил государство между троими своими сынами. Ярополку досталось сидеть на княжьем киевском троне, Олегу – в Древлянской земле, а Владимиру – в Новгородской. 

Сам же Святослав как можно быстрее отправился в дунайские земли, с таким трудом отвоеванные. Для спешки были серьезные причины. Из Переяславца приходили известия, что тот самый царь Борис, которого некогда посадили на трон греки, атаковал русских, оставленных Святославом на страже, и занял крепость в Переяславце. 

Отмщение

Князя не зря сравнивали в летописях с пардусом. Он стремительно, словно ягуар понесся на вражье войско, не дал ему ни единого шанса, захватил Бориса в плен, равно как и остатки его воинства. Теперь князю подчинялась вся страна, от Балкан и до Дуная. Вскоре до него дошли вести о том, что Никифор Фока был убит своим же приближенным, по имени Иоанн Цимисхий. Это был представитель армянской знати. И он уже успел самопровозгласить себя новым византийским императором. 

Очевидно, следуя все тому же договору, подписанному его отцом, Святослав собрал дружину и напал на Иоанна в 970-м году. Вернее, напал не сразу, а сначала лишь официально объявил войну. Пригрозил, что расставит у Царьграда шатры. А потом, не дожидаясь дальнейших переговоров, отправился в переход через Балканы и подошел к Филиполью (ныне известен, как Пловдив). Без труда взяв его штурмом, перебрался к Аркадиополю (новое название Люле-Бургаз). 

Четыре дня пути отделяло Святослава от Царьграда, к тому же, гор больше не было, сплошная равнина. Именно на этом самом месте объединенная армия русичей, болгар, печенегов и венгров сошлась со «сборной» Византии. Счет того матча неизвестен, но он был весьма убедительным. Святослав одержал столь сокрушительную победу, что византийцы поспешили откупиться от него любой данью, какую тот только пожелает. Князь именно так и поступил – очевидно, заниматься разгромом в Царьграде ему было не интересно. Он взял с греков «дары многие», возвратился обратно в Переяславец. И совершил, тем самым, одну из своих роковых ошибок.

Предательство

Дело в том, что Цимисхий был отличным учеником и обладал несомненным талантом полководца. Так что он призвал лучшие свои войска из Азии, собрал несколько отрядов из прочих частей империи. И целую зиму потратил на дополнительную муштру и сплочение исполинского воинства. А пока вся эта притирка происходила, по приказу нового императора строился новый флот, чинились старые боевые корабли, среди которых были и триеры с огневой мощью, и монерии, и галеи. Общее число кораблей превышало три сотни. В 971 года Иоанн пришел со своими воинами в устье Дуная, поднялся по реке вверх, и перекрыл доступ для Святослава к любой помощи со стороны Руси. 

Как повествуют летописи, византийские войска двинулись на Болгарию со всех сторон разом. Их число многократно превосходило небольшой восьмитысячный гарнизон русских. Святослав, впрочем, не собирался сдаваться, его люди начали пробираться к Дунаю, сталкиваясь с ожесточенным сопротивлением со всех сторон. Оказавшись в Доростоле (современное название Силистрия), Святослав поднял свой стяг и начал готовиться к решающему сражению. Город был самой настоящей крепостью, стены в толщину достигали почти пяти метров. 

Византийцы подошли к крепости в день Святого Георгия, 23 апреля 971 года. И обнаружили, что русские уже выстроились для сражения. Витязи стояли сплошным непробиваемым "частоколом", ряды были сомкнуты, щиты и копья опущены. Отступать никто не собирался. В тот день Святославу пришлось выдержать дюжину атак. Его дружина без особенного труда отбивала натиск. Но, в конце концов, им все-таки пришлось отойти внутрь крепости. 

Утром византийцы принялись за свой любимый вид спорта – устроили осаду. Их лагерь был окружен валом и частоколом, на котором висели щиты. Осада продолжалась ровно шестьдесят пять дней, то есть больше двух месяцев. Двадцать второго июля 971 года Святослав решил, что негоже умирать в крепости с голоду, и провозгласив легендарное «Мертвые сраму не имут», начал последнее сражение. 

Оно длилось долго. Терять русским было нечего, так что мужество умножилось на отчаяние, запредельную наглость и весь военный опыт, накопленный в десятках сражений. В какой-то момент русская армия даже начала одолевать византийцев. Но - не судьба. Налетел очень сильный ветер, ударил прямо в лицо армии Святослава, запорошил пылью глаза. В результате, природа отняла у защитников крепости преимущество, так что князю пришлось отступать в Доростол и вновь договариваться о мире с Цимисхием. В этот раз уже на его условиях. 

 

 

Гибель

На берегу Дуная встретились два великих полководца, византийский хронист подробнейшим образом запечатлел эту встречу. Святослав приплыл на ладье, причем, греб он наравне с остальными, и отличался от простых воинов лишь чуть более чистой рубахой. К тому же, у него в ухе висела серьга с парой жемчужин и рубином.  

Со слов Лева Диакона сохранилось описание русского князя: «Святослав был среднего роста, не слишком высок, не слишком мал, с густыми бровями, с голубыми глазами, с плоским носом и с густыми длинными, висящими на верхней губе усами. Голова у него была совсем голая, только на одной ее стороне висела прядь волос, означающий древность рода. Шея толстая, плечи широкие и весь стан довольно стройный. Он казался мрачным и диким». 

Стороны приступили к переговорам. Причем, на уступки пришлось пойти не только Святославу, но и византийцу. Русский князь пообещал, что оставит в покое Болгарию, и отступит на Русь. Цимисхий же обещал дать русским проход и выделить оставшимся 22-м тысячам воином по две меры хлеба. 

После заключения мира, Святослав со своей дружиной отправились к Киеву. И это стало последней ошибкой Святослава. Возле днепровских порогов его изрядно прореженное войско подстерегали печенеги, которых предупредили вероломные греки. Свенельд со своим конным отрядом сумел пройти на Русь степными дорогами, незаметно для врага.

А вот Святослав вынужден был зазимовать в днепровском устье, так как не мог бросить ладьи, на которых шел по реке. В конце концов, весной 972 года князь решил наплевать на все и прорваться через заслоны печенегов к Киеву. Однако сражаться с таким превосходством врага было попросту бессмысленно. Бой был тяжел и страшен. Там погиб и сам Святослав, и все его войско. А князь Куря из половцев приказал сделать из черепа Святослава кубок для пиров, обрамив кость в золото.

Заметка: центр клинического госпиталя Государственной пограничной службы Украины госпиталь.укр предлагает большой перечень услуг по медецине. Новейшее оборудование и хорошие специалисты помогут вам быстрее вылечиться.


Тупизм Псаки — весь мир в ступоре и нервно смеется

13.10.2015

Комментарии

Рейтинг Славянских Сайтов яндекс.ћетрика