Русь Былинная
Поиск по сайту
Всё о деяниях славных русичей и их соседей

Наш опрос
Читаете ли вы материалы группы Руси Былинной Вконтакте?
Всего ответов: 1079

Главная » ИСТОРИЯ » ВООРУЖЕНИЕ

Крепость Порхов

Крепость Порхов





Порхов расположен на правом берегу р. Шелони в далеко выдвинутом к западу изгибе её среднего течения в 75 км от Пскова. Порхов оборонял большой плодородный район и находился на скрещении путей из Новгорода на Псковщину и к литовскому рубежу. Порхов был единственным каменным укреплением, прикрывавшим столицу Новгородской земли с юго-запада и запада. По своим размерам Порховская крепость в XIV в. превосходила большинство каменных форпостов Новгородского государства.

Первоначальное Порховское поселение возникло на мысу в месте слияния рек Шелони и Дубенки, как деревоземляное укрепление. Речь идет о так называемом Старом Порховском городище, окруженном с напольной стороны двумя рядами валов и рвов. Подобные многовальные крепостные сооружения были популярны особенно в Южной Руси во второй половине XII-первой половине XIII в. Первоначальная насыпь имела высоту 1.4–2 м от древней дневной поверхности. Верх этой пасыпи был увенчан рубленой стеной, от которой сохранился нижний венец. Раскопки позволили судить о времени основания поселения на р. Шелони; оно совпадает с деятельностью Александра Невского, срубившего, как гласит древнейший из дошедших до нас списков русских летописей — Синодальный список Новгородской первой летописи, — «городци по Шелони».

По данным писцовых книг 1498—1576 гг. на р. Шелони было ещё несколько «городков». Не все из них обязательно возникли в XIII в., но некоторые несомненно были окружены стенами или построены вновь именно в 1239 г. Укрепление Пошелонья в тот период было продиктовано ухудшением военной обстановки на юге Новгородской земли, вызванным участившимися литовскими нападениями. С 1200 г. литовские рати с интервалом 2–5 лет стали постоянно вторгаться в эти места. Так, по летописным данным, на Шелони литовцы воевали в 1200 и 1217 гг. Характерно, что после создания шелонского заслона литовские набеги переместились (в летописи-1245—1285 гг.) в восточном направлении в районы г. Торжка и р. Ловати. Затем военная активность воинственного соседа на юге Новгородской земли затихает. Новое обострение военной обстановки наступает в середине и во второй половине XIV в. В 1346 г. литовцы «взя Шелону и Лугу на щит, а с Порховьского городка и с Опоки взя окуп». Неспокойным оставался литовский рубеж и в дальнейшем. Под 1399 г. летописец с тревогой записал об одном из самых воинственных литовских предводителей князе Витовте, что он «хотел пленити Рускую землю и Новъград и Пьсков».

Критическими оказались 1380-е гг., когда стало ясно, что форпост в устье р. Дубенки, несмотря на все дополнительные усилия, оказался, видимо, недостаточно обороноспособным и новгородские руководители приняли радикальное и дальновидное решение соорудить в Пошелонье новую, на этот раз каменную твердыню.

В 1387 г. «благослови владыка Алексей всь Новъгород ставити город Порхов камен… и поставили город». Под «всем Новгородом» можно понимать мобилизацию сил всех городских концов; следовательно, строительство велось, как бывало в авральных случаях, всей землей. Так, в период активизации военного строительства в Северной Руси па берегах р. Шелони в один сезон была возведена внушительная твердыня. Для закладки крепости был выбран остров, находящийся в 1300 м от первоначального поселения, ниже по течению р. Шелони. По сравнению с прежним «городцом» новый был по площади примерно в 5 раз больше и более надежно защищен естественными водными преградами. Впрочем, совершенно отличалась от предшествующей и сама выполненная в камне и окруженная башнями постройка.

Развитие техники осады и обороны, усиление средств штурма, наконец, переменчивость конкретной военной обстановки в конце XIV-начале XV в. повлияли на усовершенствование недавно построенного укрепления. Подтолкнула к тому и 8-дневная осада Порхова литовскими войсками князя Витовта в 1428 г. То была одна из первых на Русской земле осад, проведенных с помощью только огнестрельного оружия пушек, тюфяков и пищалей. В составе осадного парка выделялись привезенная па 40 лошадях гигантская бомбардира «Галка». Летописец с необычной подробностью описал выстрел этой пушки. Её снаряд повредил башню, пробил переднюю и алтарную степу каменной церкви Николая, построенной в 1412 г., и, сбив зубцы и кладку ещё одной стены, угодил в осаждающих. Эта затея явно преследовала цель психологического устрашения, так как организовать прямой штурм Малой башни, отделенной от болотистого островка небольшой протокой, было весьма затруднительно. Этот выстрел произвел па современников неотразимое впечатление.

Порхов не был тогда взят литовцами; власти откупились от опасного противника. Осада 1428 г., однако, обнаружила уязвимость стен и башен крепости перед огнестрельным оружием, что привело в 1430 г. к перестройке всего сооружения и в первую очередь с целью утолщения его стен: «Того же лета новгородци приставили к Порхову другую стену камену». Показательно, что Порхов, насколько можно судить по письменным источникам, был одной из первых крепостей Новгородской земли, переоборудованной для использования и одновременно противодействия пороховому оружию. Нечто похожее произошло в Яме до военных событий 1443—1448 гг., в Ладоге в 1445 г., Орешке, возможно, в 1460 г.

Реконструкция Порхова 1430 г. превратила его в достаточно надежный по понятиям того времени укрепленный пункт. В 1441 г. псковичи, в союзе с Москвой «воевавшие» новгородские волости, три дня стояли под Порховом, но не попытались его штурмовать. Дальнейшие известия о Порховской крепости становятся все более скудными. Письменные источники, к сожалению, уже не сообщают о её перестройках иди ремонтах. Сведения той поры представляют интерес для суждений о населении и экономике города.

В течение XV в. вокруг крепости разросся неукрепленный посад. Он простирался к юго-востоку от крепости по правому берегу Шелони, но в дальнейшем охватил и левый берег реки. О размерах городской застройки свидетельствует местоположение монастырей Спасского и Рождественского, находившихся, по данным 1584 г., «по конец посаду» и «за посадом против старого городища». Удаление этих сооружений от крепости составляло около 1 км. Отсюда ясно, что городские дворы строились вдоль реки, к югу от крепости, а планировка города была подчинена его береговой оси.

Из донесения голландских резидентов в начале XVII в. известно, что в городе «жило много купцов и крестьян, ибо окружающие его поля приятны я плодородны». В целом Порхов в период московской истории имел, видимо, унаследованный от новгородских времен аграрный облик. Что же касается военного значения, то, оказавшись удаленной от передвинувшихся к запад) границ Московского государства, Порховская крепость поддерживалась в течение всего XVI в. как тыловое укрепление без каких-либо изменений или модернизаций. Такое обстоятельство в немалой степени способствовало сохранению этого памятника новгородской крепостной архитектуры. Сбережению крепости помогло ещё одно случайное происшествие.

В 1766 г. Порховская воеводская канцелярия сообщала в Новгород о ветхом состоянии стен и башен древней крепости и предлагала их разобрать, «дабы не учинилось от падения <камней> народу вреда». Новгородский губернатор Я. Сивере предписал составить ему смету на сломку. Выполняя поручение начальника, порховские чиновники оказались в затруднительном положении, потому что «таких людей, кто бы мог по науке сочинить городу план и к разбору смету, но многому от канцелярии разведованпю, не отыскалось». Тогда Я. Сивере (человек, видимо, государственного ума) постановил «разломать только в самых опасных местах, чтобы чрез то напрасно казенного ущерба последовать не могло». Распоряжение губернатора невольно спасло крепость от полного уничтожения. Правда, к концу 1770-х? гг. разобрали часть главного входа в укрепление и кое-где оббили зубцы. В 1781 г. был утвержден городской герб. В верхней половине щита изображен барс (герб Пскова), в нижней — «древний, много претерпевший от осад замок, начинающий возобновляться». Действительно, одна из башен показана окруженной строительными лесами. Реальность же не соответствовала буквальному смыслу геральдического описания. Именно во второй половине XVIII в. Порховская крепость претерпела наибольшие в своей истории утраты. Медленное разрушение памятника продолжалось и в течение большей части XIX в., но в основном постройка уцелела и ныне является лучшим по сохранности образцом новгородской военной архитектуры XIV—XV вв.

В 1776 г. Порхов стал уездным центром Псковской губернии. В 1896 — 1897 гг. через него прошла ветка железной дороги Дно — Псков и развитие города получило мощный толчок. Крепость же постепенно ветшала и разрушалась, пока в 1912 г. в ней не начались таки восстановительные работы, в ходе которых был произведен некоторый ремонт стен и башен.

В годы Отечественной войны с 11 июля 1941 г., в ходе наступления немецкого 56-го мк в направлении на Псков, Порхов на 4 года попал под немецкую оккупациию. Благадаря действовавшей с разрешения оккупационных властей Псковской православной духовной миссии, в Никольской церкви, находящейся в крепости, всю войну шли богослужения. При этом о. Павел, который вёл службы, поддерживал связь с партизанами и помогал переправлять людей из лагерей для военнопленных на явочные квартиры в сёла Порховского и Дедовичского районов.

Немцы оставили город 26 февраля 1944, предварительно уничтожив около 90% городской застройки и эвакуировав значительную часть его жителей. От довоенной застройки почти ничего не сохранилось.

источник



ЗАРАБОТАЙ со мной ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ

Сосновоборский репортер Как доехать до Соснового Бора

Архив Графомана Как победить Пингвина

Ратная Доблесть Руссов Битва Наций 2012

Пособие для Героя Король наемников Боб Денар
16.08.2012
Похожие публикации

Комментарии
avatar

Рейтинг Славянских Сайтов яндекс.ћетрика